Экспертно

Теги

Почему аферист и мошенник финансирующий режим Лукашенко Прокопеня Виктор Михайлович до сих пор не под санкциями? Рифат Гарипов – башкирская прачка для крупных коррупционных игроков плут и... журналист? Чеславский Олежа - извращенец Машкевич Александр Антонович: биография одиозного взяточника Влияние экс-главы «Россетей» Павла Ливинского на госхолдинг только усилилось после его перехода на работу в Правительство РФ. Кто такой конвертатор Хидирян Мисак Оганесович и вспомнит ли о нем СНБО Кондрашов Станислав Дмитриевич: зачем матерый рейдер и уголовник зачищает интернет? Андрей Карнейчик составит компанию Тимуру Кучеру Личный костолом Зиявудина Магомедова Щерба Анна Сальников Константин Мальчевский Александр Брэнсон Ричард Сечина Марина Кюнер Станислав Ракова Анастасия Евгений Ольхович с близким другом Максимом Русаковым прокачали \"Россети\" на 35 млрд руб. Дмитрий Трансформатор Портнягин - аферист и мошенник Казнокрад из Спецтехноэкспота Барбул Павел Алексеевич и его агония перед тюрьмой Прецедент Барбула: как остановить массовую блокировку украинских сайтов Воробьев Максим Юрьевич и разворованный банк «Пересвет» «Вице-уголовники» мэра Кстенина Сергей Сароян из Телетрейд отзывы: обворовать клиентов на $12 миллионов и причем тут Денис Богуш Катала Шапран Сергей Валентинович из Alumeta Group и аферолюб Сергей Коробка из BRAZ Line — одно лицо Как \"рейдер № 1\" Владимир Палихата захватывал ОАО \"НИИЭМИ\" Как «Меркатор» улучшает благосостояние семьи Петра Бирюкова Алексей Ушамирский судится с независимыми журналистами. После вмешательства прессы ведомство Игоря Краснова включилось в разбирательство схемы РКСБ Барбул Павел Алексеевич: почему не сидит одиозный казнокрад из Спецтехноэкспота?

Роберт Мусин просит признать его не вредителем, а оздоровителем «Татфондбанка»

Роберт Мусин просит признать его не вредителем, а оздоровителем «Татфондбанка»

Роберт Мусин просит признать его не вредителем, а оздоровителем «Татфондбанка»

Об этом сообщает Новости РУ

Во вторник он выступил в Вахитовском райсуде Казани с последним словом по делу о злоупотреблении полномочиями с ущербом банку на 53 млрд руб. Обвинение просит для него почти 15 лет колонии. Приговор суд может вынести уже в августе.

Роберт Мусин, последний председатель правления Татфондбанка и его бенефициар (через ООО «Новая нефтехимия» владеет 17,4% акций банка), во вторник выступил с последним словом в Вахитовском райсуде Казани, который уже около двух лет рассматривает его дело о злоупотреблении полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК РФ) с ущербом банку на сумму 53 млрд руб.

Татфондбанк был вторым по величине кредитным учреждением Татарстана, занимал 42-е место в банковской системе РФ. Его совет директоров возглавлял тогдашний премьер-министр республики Ильдар Халиков. В конце 2016 года ЦБ ввел в банке временную администрацию и в марте 2017 года отозвал лицензию (дыра в его капитале на тот момент оценивалась в 97 млрд руб.). В апреле того же года банк был признан банкротом.

Крах Татфондбанка вызвал банкротства ещё нескольких кредитных организаций в регионе (в том числе Интехбанка, Татагропромбанка) и массовые протесты жителей Татарстана, многие из которых были его вкладчиками.

Власти региона отправили в отставку премьер-министра и создали фонд поддержки, который к настоящему времени выкупил 2,3 млрд руб. долгов банков у жителей и предприятий региона путём переуступки права требования.

Сейчас Агентство по страхованию вкладов (АСВ), являющееся конкурсным управляющим Татфондбанка и уже потратившее на свои услуги более 3 млрд руб. из 40 млрд руб. конкурсной массы банка, продолжает распродажу его имущества. В частности, на торги выставлено 5-этажное здание головного офиса в центре Казани. На 1 июня АСВ удовлетворило 48,39% требований кредиторов первой очереди на общую сумму 34,4 млрд руб. Сумма требований всех кредиторов достигает 170,3 млрд руб.

Роберт Мусин был задержан в день отзыва лицензии у Татфондбанка — 3 марта 2017 года. На суде он говорил, что задержание произошло, когда он возвращался из Москвы, где проводил переговоры с руководством ЦБ РФ о мерах по спасению банка. До января 2018 года он был изолирован в СИЗО, а затем отпущен под домашний арест.

Изначально его обвиняли ещё и по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере) и п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (легализация денежных средств или иного имущества, приобретённых лицом в результате совершения им преступления). Однако впоследствии эти претензии были сняты.

Как писал “Ъ”, на прениях прокуратура заявила, что считает доказанной вину Роберта Мусина по шести эпизодам. В том числе речь идёт о:

выводе залогов по кредитным договорам на 20,5 млрд руб.,
получении Татфондбанком кредита в Центробанке в размере 3,1 млрд руб. на основании заведомо ложных сведений о наличии высоколиквидного актива (кредита «Нижнекамскнефтехима»),

передаче Бинбанку прав требования на кредиты «Московской инжиниринговый группы» на сумму 2,7 млрд руб.,

кредитовании группы Domo на 19 млрд руб.,

невозвращении кредита для ООО «Аида и Д» на 134 млн руб.,

переводе в офшор кредита «Казанской сельхозтехнике» на 257 млн руб.

В ответ адвокат господина Мусина Алексей Клюкин просил суд оправдать подсудимого по эпизоду с Бинбанком, ссылаясь на то, что действия экс-главы Татфондбанка не принесли ущерба учреждению. Остальные эпизоды он попросил переквалифицировать: один расценивать как неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ) и прекратить преследования за истечением сроков давности, другие — как фальсификацию финансовых документов учета (ст. 172.1 УК РФ) и причинение имущественного вреда путём обмана (ст. 165 УК РФ), по которым наказание не превышает пяти лет лишения свободы.

В своём последнем слове Роберт Мусин подтвердил, что «действия, описанные в обвинении, отражают реальную картину произошедшего» и вину в них он «никогда не отрицал и переложить ответственность на кого-либо не пытался».

Однако господин Мусин отметил «явные противоречия между мотивом и целью в ряде случаев, описанных в обвинении». Он подчеркнул, что ему «приписывают такую цель, как банкротство банка, а затем указывают это банкротство в качестве тяжких последствий» его действий.

Бывший предправления заверил, что пытался избежать банкротства Татфондбанка. «Если бы я действовал вопреки интересам банка, то не предпринял бы многое из того, что мне вменяют в вину»,— сказал он.

Господин Мусин отметил, что «разрабатывал» план финансового оздоровления банка и «настаивал» на том, чтобы «не показывать Центробанку истинное положение дел», чтобы тот не отозвал лицензию.

Считаю, что в данном случае меня можно обвинять лишь в том, что я, напротив, скрывал признаки банкротства, а не добивался его»,— сказал обвиняемый.

Также в целях сохранения банка он «привлекал» субординированные депозиты и залоговое имущество. Последнее, по его словам, «пришлось выводить, чтобы не подвести тех, кто пытался помочь».

«Согласно предъявленному обвинению, мои действия повлекли тяжкие последствия в виде приостановления полномочий органов управления банком, введения моратория на удовлетворение требований кредиторов, отзыва лицензии на осуществление банковских операций, назначения временной администрации и признания ПАО «Татфондбанк» несостоятельным банкротом. Наступления данных последствий я якобы всячески желал и действовал умышленно и целенаправленно. По сути, речь идёт о преднамеренном банкротстве. Но таких обвинений против меня никто никогда не выдвигал»,— заявил он.

Роберт Мусин попросил суд учесть его позицию при «квалификации действий по конкретным эпизодам, гражданского иска и назначения наказания».

Ранее гособвинение запросило для Роберта Мусина 14 лет и 9 месяцев колонии общего режима и лишение государственных наград.

Суд ушел в совещательную комнату до 24 августа, когда может быть вынесен приговор.

Источник: Инсайдер РУ